Шулык Кирилл Матвеевич

Author: Olga Published: 2014-04-12 10:15:21

[ ]Немцы стояли гарнизоном время от времени. Люди из окрестных сел бежали в лес, от немцев прятались. Они ведь мирных жителей угоняли на работу в Германию. Я не давался, прятался. Возил продукты партизанам. Их много было в лесах. В наших краях отдыхал Сидор Артемьевич Ковпак после одного из рейдов. С месяц стоял или даже больше. Немцы партизан сильно боялись.

[ ]

Кирилл Матвеевич Шулык,

с. Новоандреевка Симферопольского

района Республики Крым, 1980-е годы

Я родился 9 мая 1922 года в селе Поселяновка Александровского района Кировоградской области. Мои родители были простыми крестьянами. По линии отца родители считались богатыми. Когда началась коллективизация, отец пришел в так называемый комбед. Это была настоящая банда, они грабили людей под видом раскулачивания. И чтобы избежать их прихода в хату, отец посоветовал деду отвезти имущество на колхозный двор. Тот так и сделал. А после заплакал. Его не трогали. А тех, у кого была даже одна лошадь, и те страдали.

С организацией колхоза хозяйства в лучшую сторону ничего не изменилось. На трудодни давали немного зерна, а денег ни копейки. Голод разразился в 1932-1933-х годах. Мы с товарищем как-то шли по дороге, а возле сарая лежит длинный худой дядька. От колхоза двух мужиков кормили за то, что они тела свозили в большую яму и хоронили. К нему на наших глазах подошли, а он внезапно простонал: «Ой, хлопцы, так я еще живой!» Те ответили: «Так что нам теперь, завтра снова за тобой ехать?» Кинули в бричку и повезли хоронить. Такое случалось. Голод – это страшное дело. Я пошел в школу, но пятый класс не окончил. По переселению семья выехала в Алтайский край, в село Ермиловка Топчихинского района. Там школа находилась в десяти километрах. Не стал ходить.

Нам дали дом. Но такой неурожай и засуха случилась, что на пять душ семьи выдали три мешка муки. И все на том. В результате убежали мы домой в 1940 году.

22 июня 1941 года я встретил в Молдавии, где работал на железной дороге. Возил грузы на лошадях. Передали по радио о начале войны с Германией. Нас стали эвакуировать с вокзала на вокзал. Туда-сюда ездили в составе. В итоге отправили на Урал. Как повернули за Днепропетровском на Москву, встреченные солдаты реквизировали всех лошадей. День или два двигались куда-то. Потом утром встали, а начальства-то и нет. Кто куда скрылся. Я пошел домой. Немцы в селе уже стояли.

Староста, из числа раскулаченных, ходил по улицам. Полицаями стали бывшие богачи. Вели они себя по-человечески, а вот в соседних селах обижали людей. Немцы стояли гарнизоном время от времени. Люди из окрестных сел бежали в лес, от немцев прятались. Они ведь мирных жителей угоняли на работу в Германию. Я не давался, прятался. Возил продукты партизанам. Их много было в лесах. В наших краях отдыхал Сидор Артемьевич Ковпак после одного из рейдов. С месяц стоял или даже больше. Немцы партизан сильно боялись. Как в конце 1943 года оккупанты стали отступать, Боже мой, сколько их шло мимо нас. День и ночь шла настоящая лава. Бабушка, чтобы перейти к нам, взяла за руку соседскую девочку, а они идут. Она встала, немец что-то сказал, мол, матка, киндер, киндер. И дальше пошел. Зато пропустили ее к нам.

В начале 1944 года нас освободили. Прямо 1 января. Пехота пришла. Люди радовались, целовали всех. Меня призвали числа четвертого. Определили в стрелки, в 278-ю стрелковую дивизию. Сначала был автоматчиком, потом стал номером станкового пулемета «Максим». Первый бой произошел для меня при окружении Корсунь-Шевченковской группировки противника. В 11 часов утра ранило, а часа в три дня немцы на нашем участке сдались. Пуля навылет прошла через правое плечо.

Отправили в госпиталь. Завезли аж в Саратов, где я пролежал пять месяцев. Потом дали отдых на шесть месяцев. После демобилизовали. Вернулся в родное село. Жизнь была тяжелая, скотину немцы забрали. Сожгли при отступлении четыре ветряка-мельницы. Кто живой остался, те стали работать. Я трудился в поле. Здесь встретил 9 мая 1945 года. Со слезами на глазах. Из призванных совсем мало кто с фронта вернулся.

Послевоенный голод запомнился. Многие ездили в Западную Украину, где частники продавали зерно. Здесь видел бандеровцев. Мы остановились на станции, полягали прямо на пол вшестером. И тут стучит кто-то. Входит два мужика. Один маленький и плюгавенький, второй здоровый. С немецкими автоматами. Местный дедок, бывший с нами, рассказал, что они голодуют. Отдали мешок припасов. Больше их не видел.

В Крым переехал в 1975 году, в село Новоандреевку, трудился в колхозе имени Андрея Александровича Жданова. После выхода на пенсию еще восемь лет работал. Все время на водокачке. Занимался поливом колхозных полей.

Интервью и лит.обработка: Ю.Трифонов

Наградные листы

(из базы данных "Подвиг народа").

 



Сведения о награждении в базе данных "Подвиг народа" отсутствуют.