Медики

Руденко (Биндикова) Раиса Александровна

Author: Александра Орлова Published: 2013-01-26 07:05:16

[ ]В эвакогоспитале я проработала около двух лет, за это время мы перемещались чуть ли не по всему Советскому Союзу – в сентябре-октябре 1941 года были в Старобельске, потом находились под Алма-Атой, потом в Тамбовской и Рязанской областях. Все это время в госпиталь поступало много раненых, поэтому я буквально каждую минуту была занята работой.

Read more...

Демешева (Скворцова) Нина Петровна

Author: Александра Орлова Published: 2013-01-01 10:30:46

[ ]И минометчики, которые про это знали, этого мальчика попросили: «Ты разведчик, ты знаешь все. Давай, вот тот склад, сходит туда и принеси нам сала.» Он это все сделал. И командир роты, к которой этот мальчик принадлежал, как же он его наказывал? Он заставил его вырыть могилу, поставил его перед ней, но стрелял не в него, а над ним. Мальчика в три раза стреляли. Все этим были возмущены до предела. Из-за такого кусочка сала — и такое наказание ребенку, который действительно сделал много, придумать? И что ж вы думаете? В первом же бою солдаты застрелили этого командира роты. Вот так расправлялись.

Read more...

Костромитина (Клова) Валентина Емельяновна

Author: Александра Орлова Published: 2013-01-01 10:19:36

[ ]После Будапешта в марте 1945-го года мы приняли участие в Эстергомском десанте, а 30 марта вышли на окраину города Комарно. Далее в апреле 1945-го года участвовали в очередном десанте на Дунае в районе города Брно в Чехословакии. Бои были все еще тяжелые, но хотела бы подчеркнуть, что десанты в Венгрии и Чехословакии были организованы намного лучше, чем в середине войны, наши офицеры уже обладали хорошим опытом в этом деле, не то, что под Малой Землей, где было весьма много стихийности во время высадки.

Read more...

Головань Василий Захарович

Author: Александра Орлова Published: 2012-11-20 15:27:58

[ ]Я в сапогах был. Обмотки были, но я все-таки офицером был. И вот так мы сидели, с офицерами связи разговаривали, вот так пригнувшись. Под деревом сидим, обстрел сильный идет. Тут наступают наши, он, офицер-артиллерист, все огнем руководит. И тут вдруг этот осколок бьет мне в сапог. И этот самый осколок, значит,  вырвал у меня все в ступне. Остались только две этих косточки. И вот я смотрю: вот этот сапог, и верхушка, и подошва, все вырвано, и так голое. Все заросло, конечно, потом. Меня быстро в тыл забрали. Меня перевязали, я на одной ноге пошел и попал в санчасть.

Read more...

Яворская Ирина Владимировна

Author: Александра Орлова Published: 2012-11-01 15:04:15

[ ]Каску я в бою никогда не носила. Носила пилотку или косынку цвета хаки. Косынка все-таки удобнее, пилотка слетала постоянно. Санитарную повязку с красным крестом я не всегда носила – это все-таки больше для кино, а на войне не до этого было. Там ведь было так, что после боя я была вся в крови раненых – и руки, и гимнастерка, всё. Потому что при перевязке легочных ранений, ранений в брюшную полость, раненых надо оборачивать бинтами, надо к ним прижиматься – конечно, запачкаешься.

Read more...

Потапова (Ипполитова) Вера Сергеевна

Author: Александра Орлова Published: 2012-10-18 18:30:19

[ ]Решили мы как-то пе­ревести на немецкий язык сводку Совинформбюро и передать немцам «по радио». Вместе с офицером Платоном Николаевичем Матхановым заучили немецкий текст и морозной ночью отправились вдвоем к враже­ским полициям. У меня с собой был жестяной рупор. Когда приблизились к нейтралке, разошлись в разные стороны. Тут уже надо было ползти, причем осторожно, ведь полоса заминирована. Вот подползла я ближе к Воронке (страшно, кругом темнота!) и стала кричать в рупор: «Ахтунг! Ахтунг! Слушайте голос русской девушки - голос правды...» И дальше - о разгро­ме врага под Москвой, о близких победах Красной Армии.

Read more...

Табачникова Евгения Константиновна

Author: Александра Орлова Published: 2012-10-11 20:42:48

У меня из головы не выходит один раненый, которого я перевязывала на поле боя. Ему лет девятнадцать было, и разрывной пулей ему разорвало верхнюю и нижнюю челюсть, оторвало часть языка, нос был поврежден. Если в фильме «Они сражались за Родину» санитарка тащит Бондарчука, и плачет – «Зачем ты такой боров вырос, что мне тебя не дотащить», то у меня было по-другому. Я рядом с ним села, и не знала, как его перебинтовать. Если все забинтовать, то как он дышать будет? Я до сих пор помню его глаза – мальчишке 19 лет было, наверное. Серые глаза, полные страдания – он был в сознании, но не кричал и не плакал. И сказать ничего не мог, у него наполовину язык был оторван.

Read more...

Лесина (Друзьякина) Мария Степановна

Author: Александра Орлова Published: 2012-09-19 20:58:04

[ ]В кромешной темноте станционного зала, из разных закутков, из-под обрушившихся обломков потолка и стен мы доставали людей, натыкаясь на трупы убитых, так как в темноте среди  этого кромешного ада было не разглядеть кто живой, а кто уже мертвый. Мы, горстка молодых девчат, растаскивали раненых и прятали их в малейшие укрытия. В этой тяжелейшей работе нам помогали солдаты из эшелонов, которые остались на месте. Утром было не узнать ни этой станции, ни того, что было вокруг. Догорало все то, что не успело сгореть за ночь. Утром к руинам стали съезжаться повозки. Это было спасение, так как госпиталь своего транспорта не имел и надежды на чью- либо помощь не было. Так закончилась эта трагическая ночь.

Read more...