Медики

Александрова (Петрова) Александра Михайловна

Author: Александра Орлова Published: 2013-06-30 09:04:05

[ ]Знаешь, вдруг нас начало здорово трясти. Тогда у нас эшелон же шел. С фронта на нем, значит, везли боеприпасы — фугасные бомбы. Надо же было снабжать летчиков. Ну и вот как раз хороший один такой человек среди нас оказался. Если он жив, то дай ему Бог здоровья. Только вряд ли: сейчас таких и не осталось Вернее, очень мало таких, как я, старых, в живых осталось. И он, понимаете ли, отцепил тот вагон, от которого летели эти фугасные бомбы. А нам стали кричать: «Ложись!» Я лежала и лежала. Потом мне надоело лежать. Я и думаю: «Ах, все равно. Убьют — так убьют.» Встала и пошла. Мне кричат: «Ложись! Ложись!» А я думаю: все равно. И вот до сих пор не умираю да не умираю. Правда?

Read more...

Бершицкий Яков Маркович

Author: Александра Орлова Published: 2013-06-29 06:21:22

[ ]С тяжелейшими боями мы прорвали немецкую оборону, после чего освободили Евпаторию, и вышли к Каче. Очень тяжелые бои были в Крыму в Бельбекской долине под Севастополем, там скалы, и не столько от снарядов гибли, сколько от осколков этих скал – была масса больных и контуженых солдат, которых засыпало осколками. Мы освободили Севастополь, и на Херсонесе я увидел такую картину – прямо в море стоят утопленные немецкие машины.

Read more...

Мирошникова Анна Михайловна

Author: Александра Орлова Published: 2013-06-29 05:48:33

[ ]Сражения кипели в самом городе, жители либо погибли, либо прятались в домах и подвалах. На Волге стояло очень много гигантских цистерн с горючим и нефтью. Вражеские самолеты их пробомбили, нефть потекла по Волге, так что река горела, переправиться некуда. Днем от дыма стало темно, ничего не поймешь. Страсть была страшная, светопреставление, а я продолжала перевязывать, останавливала кровь, и некуда выносить раненых, разве что подальше от моей ямы относили, и на этом все.

Read more...

Степанян Сурен Иванович

Author: Александра Орлова Published: 2013-05-15 11:52:09

[ ]Первую помощь правильно надо оказать. Сразу делали противостолбнячные уколы. Часто раненые в шоковом состоянии находятся, даже боли не чувствуют. Выводили из шока уколом морфия прямо в живот, подкожно. Если ранение в конечности с переломами, то накладывали шины. Они разные были: шина Дитерихса, сетчатая шина – крутится, как бинт, фанерочная шина. Кроме этого, сердечнососудистую систему надо поддерживать – камфару давали, кофеин. Трудные ранения – пневмоторакс: это когда пуля проходит насквозь сквозь легкие. Надо отверстия закрывать, чтобы человек мог дышать.Я родился 15 мая в 1924 году в городе Тбилиси. Там не жил, мы сразу переехали в город Нахичевань, в Азербайджанскую республику.

Read more...

Вайман Мира Зелиховна

Author: Александра Орлова Published: 2013-04-22 11:43:23

[ File can't be loaded ]Надо сказать, что наши летчики особенно не болели, а вот солдаты время от времени в условиях сырости подхватывали простуду или даже чего похуже. Однажды один солдат заболел плевритом, и я сразу же поставила ему правильный диагноз. Не понравились мне его легкие, забила тревогу и повезла в расположенную неподалеку польскую больницу. И каково же было мое удивление, когда я увидела маршала Советского Союза Константина Константиновича Рокоссовского. Тогда мало кто знал, что он поляк, и в тот раз привез на консультацию какую-то свою родственницу. Когда маршал зашел в приемную, я тут же подскочила, но солдату не разрешила вставать, его самочувствие быстро ухудшалось.

Read more...

Панасюк Елизавета Денисовна

Author: Александра Орлова Published: 2013-03-19 09:05:50

[ ]Боже мой, потом нас бросили на Берлинское направление, что там творилось на дорогах, словами не передать. Когда мы ехали на передовую, немцы шли по обочинах бесконечными вереницами, ноги у всех замотаны портянками и платками, шли и что-то кричали, а мы ехали в колонне на грузовиках «Студебеккер», рядом двигались танки, обгоняют друг друга. Это была мощь! А грязи там – кошмар какой-то, дороги размытые. При всем этом двигались настолько быстро, что негде было даже и покушать. Мы по трое суток совершенно не спали и куска сухаря не имели во рту. Наступали настолько быстро, что нам не могли вовремя доставить продукты. Впереди нас ждал Берлин, который охранялся очень и очень мощно. Мы заняли позиции по берегу реки Нейсе в районе города Мускау, должны были поддерживать в наступлении 32-й гвардейский стрелковый корпус. Немецкие позиции были очень сильно укреплены, и при атаке на наши наступающие войска летел целый вал огня. До 3 мая 1945-го года мы вели бои по ликвидации обороны противника юго-западнее Берлина. Но всех согревала одна мысль, ведь каждый твердо знал – там, где маршал Георгий Константинович Жуков, там всегда Победа. Вот этого у нашего народа никто не сможет отнять.

Read more...

Кретинина (Веденина) Вера Павловна

Author: Александра Орлова Published: 2013-02-12 09:50:31

[ ]Я помню, меня оставили с ранеными в Шаталовке Воронежской области, теперь она Белгородская. Со мной, наверное, человек 60 раненых было. А село очень большое и получилось так, что на одном конце я с ранеными, а на другом конце немцы. Надо было эвакуировать раненых. И вот, я последнего раненого эвакуировала, и пошли с Зоей догонять свою дивизию. Идем, нам навстречу почтальон, он и говорит: «Вы только по дороге не идите, идите над оврагом, потому что немец бомбит». Мы над оврагом пошли, немец над нами прошел, начал разворачиваться в нашу строну, как только повернул – мы распластались, и трава нас скрыла. Но ощущение было такое, что если бы немец нагнулся – он бы за шкирку нас поймал.

Read more...

Коваль Галина Петровна

Author: Александра Орлова Published: 2013-01-30 07:39:58

[ ]Впереди перед нами лежала панская Польша. Здесь начались жуткие бои, при освобождении городов немцы оказывали отчаянное сопротивление, мы раненых перевязывали прямо на улице. Начинаешь делать перевязку, а у солдата полная рана гноя и вшей, которых в каждой складке была уйма. И на мне вши ползали. Затем мы остановились в каком-то городке, и местный пан, землевладелец, выделил нам трехэтажное здание и прилегающую к нему конюшню под госпиталь. Мы сами постелили полы в здании, сделали операционную и перевязочную, на верхнем этаже лежал высший командный состав, но вскоре мест стало не хватать, и тогда санитары в конюшне поставили двухъярусные нары, на которые положили раненых, а мы сами в уголочке у голой земли в конюшне спали сидя. Но самые тяжелые моменты происходили в госпитале утром – ты как дежурная шла по палатам и проверяла, если раненый теплый, значит, живой, а следующий холодный, вытягиваешь его из кровати и бросаешь в братскую могилу.

Read more...