Партизаны

Штаркман Давид Тимофеевич

Author: Александра Орлова Published: 2013-03-25 07:59:59

[ ]Был у нас в отряде такой Кирилл Прокофьевич Орловский. И мы пошли на задание. Ехал Гебиц, комиссар города Барановичи. И мы сделали засаду. И этому Орловскому не осталось ни гранат, ничего. Он мину хотел бросить. И в это время раненый фриц выстрелил в него, и ему разорвало руку. Леконцев, доктор наш, ему оперировал ножовкой, этой пилой, его рану.

Read more...

Мандрик Владимир Нестерович

Author: Александра Орлова Published: 2013-01-28 16:36:08

Наконец-то наступил день побега. Евгений Жидовленко пришел, и только он появился, как переводчик Василий привел немца, который заставил всех собравшихся, в том числе и врача, залезть в кузов грузовика Андрея Цветкова для того, чтобы поехать за мельницу за продуктами. Нас село двадцать восемь подпольщиков, врач и три полицая с винтовками, немец с автоматом залез в кабину к шоферу. Еще рано утром Василий уговорил немца взять нас грузчиками для того, чтобы срочно получить продукты, а то, мол, скоро все с мельницы увезут. Охрана же любила такие поездки, потому что часть и без того скромного пайка для заключенных разворовывалась немцами.

Read more...

Ермолинский Василий Петрович

Author: Александра Орлова Published: 2013-01-23 12:17:27

[ ]До августа 1944-го года пробыл на броне, постоянно просился в армию, но меня не брали, потому что я был хорошо знаком с первым секретарем Любанского райкома партии Минской области, это был наш комиссар бригады Смирнов, ранее бывший комиссаром нашего отряда. Ну, я так думал, старший брат Адам погиб еще в сентябре 1942-го года на Ленинградском фронте, мать немцы убили, прижгли ее в землянке, когда она в лес ушла. В деревне все дома спалили, там проходила вторая линия обороны партизанской зоны. А мне шел двадцать первый год, стыдно людям в глаза смотреть, молодой еще, не брился, еще усы не начали расти, а хожу себе в тылу. Подаю рапорт на добровольную отправку на фронт, но военкомат меня не берет, говорят одно – бронь. Один раз, второй к первому секретарю райкома Смирнову подходил, но тот отвечал одно – нельзя всем на фронт, надо восстанавливать народное хозяйство. Ну, я смотрю, что тут дело не пойдет, а в Красную Армию надо идти, иначе кто же будет добивать врага, если мы в 20 лет будем отсиживаться в тылу. Пристраиваюсь к отряду мобилизованных и ухожу с ними.

Read more...

Жидкова (Соломонова) Нина Ивановна

Author: Александра Орлова Published: 2013-01-09 17:48:00

[ ]Так что уже с первых дней пребывания в партизанах мне довелось участвовать в боях. Как только нас окружали, то мы мощнейшим ударом прорывались, партизан-то было не ахти как, так что бой всегда носил краткий характер. Я убивала врагов вместе со всеми, день и ночь шарахали, ведь стреляла хорошо. Первый бой был с карателями, когда мне винтовку выдали, то с удовольствием била по немцам. Дура еще была, что вы хотите, 16 лет. Собственно на задания, на подрыв железной дороги, меня не брали, хотя и умоляла, ведь как же я, но партизаны отвечали одно: «Мы будем только о тебе думать, а не о задании». Такие операции были весьма и весьма непростыми, потому что немцы убрали вдоль дороги всю растительность и создали так называемую «мертвую зону», потому что взрывы состав шли бесконечные, ведь в лесах скрывалась далеко не одна наша бригада, партизан развелось немало.

Read more...

Осипов Борис Степанович

Author: Александра Орлова Published: 2013-01-02 10:03:33

[ ]Когда в лесах появилась диверсионная группа Петрова, нужно было срочно как-то убрать главного инженера спиртзавода Тюрменко, потому что оккупанты стали его в чем-то подозревать. Операция произошла летом 1943-го года. Нужно было нашего подпольщика спрятать, но куда – только в партизаны. Тогда сымитировали партизанский налет на спиртзавод, забрали Тюрменко, под таким видом, что его расстреляют в лесу как прислужника фашистов. Таким образом, он стал партизаном, но, к сожалению, погиб в одном из боев. Партизаны хотели устроить засаду немецкой колонне, а оказалось, что оккупанты каким-то образом от своих шпионов об этом узнали, и только наши ребята развернулись, как их уложили очередями, в том числе погиб и Тюрменко.

Read more...

Билет-Годлевская (Коваль) Анна Степановна

Author: Александра Орлова Published: 2012-12-12 07:06:53

[ ]В гестаповских застенках существовали свои четкие правила. В среду заключенных отправляли в концлагерь, а четверг был днем расстрелов. Освобождение – такого даже у нас в мыслях не было, не то, что у немцев. Самое легкое наказание – это отправка на работы в Германию. И один из тюремщиков, немец по национальности, высокий, похожий на моего дядю, разговаривавший по-русски, почему-то проникся ко мне дружественными чувствами, сообщил мне о том, что арестованных подпольщиков из нашей группы поведут на расстрел на следующей неделе. Я решила, что и меня повезут со всеми, но немец внезапно говорит: «Не волнуйся, тебя в списках нет». 1 июля 1943-го года моих товарищей и мужа отвезли куда-то, где или повесили, или расстреляли. Никто точно не знает, кто-то рассказывал, что их расстреляли, кто-то, что повесили.

Read more...

Король Николай Федорович

Author: Александра Орлова Published: 2012-11-23 16:24:02

[ ]Дальше я окончательно ушел в лес и участвовал во многих операциях нашего 3-го отряда. Партизанская жизнь, сами знаете как. Идешь на задание, стреляешь во врага или несешь какой-то груз. Сегодня многие ветераны партизанского движения говорят о том, что они были разведчиками. Но я себя так никогда не назову, какой же из пацана разведчик?! И вообще, у нас в отряде не было четкого разделения, мол, кто-то разведчик, а кто-то рядовой боец. Все было отработано, каждый понимал серьезность боевых операций. Мыслили как-то по-другому, в партизанах вся молодежь рано повзрослела, как говорится, ума набиралась. Естественно, будучи в этой среде, равно тебе доверяли и равно требовали с каждого.

Read more...

Волковой Александр Петрович

Author: Александра Орлова Published: 2012-11-11 13:27:59

[ ]Потом пошли большие прочесы, Северному соединению пришлось очень тяжело, мы были и голодные, и холодные, у меня даже обуви никакой не было. Постоянно меняли расположение отряда, каждый строил себе шалаш на ночь, выкладывал посередке небольшой каменный очаг, чтобы костерчик можно было развести. Ночью грелись от нагретых камней, зимой ведь и ночью холодно, и днем тоже. К счастью, во время прочесов наш отряд больших потерь не понес, убитых было не так много, как в других партизанских подразделениях.

Read more...