Артиллеристы

Щусь Иван Захарович

Author: Александра Орлова Published: 2013-04-01 08:55:41

[ ]Слышим, Глазунов кричит: «Вашу мать, прекращайте огонь, вы же нашу детвору колотите!» В пехоте пацанам по 18-19 лет было. Тогда командир артиллерии Яковлев приказал перестать стрелять из минометов. Покалечили немало ребят, начали на «виллисах» наших раненых с передовой привозить. Мы пошли вперед где-то под утро, но сопки не могли взять, настолько мощную оборону создали японцы. Врага я впервые увидел во время артподготовки, когда наши орудия запалили японские казармы, и в огне пожаров было видно, как япошки там мотаются. В результате ожесточенных боев мы так и не взяли сопки, оставили роту для блокирования, а сами обошли слева и пошли дальше в наступление.

Read more...

Цыганов Дмитрий Тихонович

Author: Александра Орлова Published: 2013-03-25 08:59:46

[ ]Ну как из пулемета большинство мы из зениток стреляли по земле. Они спрячутся в эти хутора. Вот их и вышибаешь. Как дашь, так все горит там. Население их поддерживало. Но были и такие люди, которые не хотели воевать сами. Так те заставляли их. Говорили: если не пойдешь, то убьем. Под силой ружья заставляли воевать. Так что у них выбор был такой: им либо там, либо там. Вот такие дела были.

Read more...

Ченакал Петр Пантелеймонович

Author: Александра Орлова Published: 2013-03-09 08:43:30

[ ]Немец нас просто обстреливал, мы его позиции в ответ тоже накрывали. Но наши 152-мм гаубицы стреляли нечасто. Это 45-мм орудия почти каждый день что-то обстреливали. «Сорокопятки» мы называли «Прощай, Родина!», ведь эту пушчонку самому расчету тащить надо и все время на передовой находишься. 82-мм батальонные минометы тоже на плечах таскали. Да и 76-мм орудия все равно далеко не дотягивали до нашей мощи.

Read more...

Быстрицкий Леонид Григорьевич

Author: Александра Орлова Published: 2013-02-28 10:36:58

[ ]Когда мы реку Сож переходили в Беларуси в конце 1943-го года, то несколько месяцев воевали, если и продвигались, только на несколько метров. Такая мясорубка была, что ужас. Здесь у меня убило помощника. Мы захватили плацдарм за реке, через нее вела скрытая переправа, сделали ее прямо в воде, чтобы ее не было видно сверху. Доски полностью покрывала вода, только по этой переправе и можно было перейти. А с нашей стороны росла густая роща и саперы соорудили мощный блиндаж. Немец знал, где расположена переправа, немец каждый час открывал артогонь, и наш народ прямо-таки выбивало. Представьте себе – на деревьях висят человеческие кишки, с них капает кровь, вокруг навалены тела людей и туши лошадей. Прямо на тебя кровь капает, настоящая мясорубка. И в это время приняли решение выдвинуть наши орудия на прямую наводку. Слева располагались штрафники, а справа моя батарея. Раз пушки на прямой наводке, значит, корректировать огонь не надо. Тогда старшина батареи ко мне обратился, мол, дай своего помощника Курасова, надо кушать отнести огневикам на передовую из тыла, а это километра два. Моим помощником был красавчик-узбек, лет тридцати пяти, крепкий парень, атлетического телосложения. Говорил, что служил начальником уголовного розыска Астаны. Не знаю, врал или правду говорил. Интересный был мужик.

Read more...

Туманов Юрий Васильевич

Author: Александра Орлова Published: 2013-02-15 14:34:05

[ ]Надо сказать, фронтовая действительность настолько притупляла человека, что мы ко всему привыкали. Вот, например, зимой привезут кухню покушать. Берешь котелок, а потом выбираешь труп, чтобы он был для меня вроде стола. Ставлю котелок на труп и с удовольствием ем. Или, когда я, после кошмарного боя, выбирался с одного поля, то выбрался только потому, что, будучи в летнем обмундировании, грелся на трупах. Подползаю – он еще не остыл, я на нем греюсь, потом переползаю к другому трупу. Так я, по-пластунски, километр полз, от одного трупа к другому. И руки сохранил только потому, что засовывал за пазуху мертвому. Очень хотелось жить и за жизнь я боролся любыми способами. В одном из боев я был ранен, наверное месяц пролежал в полевом госпитале, а потом был направлен наводчиком в 23-ю артиллерийскую бригаду.

Read more...

Гладков Борис Алексеевич

Author: Александра Орлова Published: 2013-02-10 14:06:18

[ ]Выехать сквозь ворота городка было уже невозможно, там бушевало огненное море, шел сильный обстрел. Старший лейтенант Семечев, командир нашей звукобатареи, решил выломать дыру в дощатом заборе, и выехать из городка сквозь нее - через примыкающий к забору аэродром. Нас отвезли километра за три, выгрузили в лесу, возле болота. Всего нас было около двухсот человек. В дивизионе три взвода, во взводе четыре отделения по 11 человек. Автомобили поехали обратно, нужно было эвакуировать другое имущество, снаряды. Вскоре над нами появился немецкий самолет- разведчик. Мы стреляли по нему из винтовок, но безрезультатно. Через короткое время начался обстрел. Нам повезло, что рядом было болото. Снаряды падали, в основном, в него. Болото вспучивалось и окатывало нас брызгами, но не осколками. Потом самолет улетел и обстрел прекратился.

Read more...

Решотько Андрей Семенович

Author: Александра Орлова Published: 2012-12-28 09:39:55

[ ]Таким образом, мы засекли эту батарею. Он (командир батареи) говорит: «Раз координаты ты засек, и будешь по основной вести огонь». И начали вести огонь. Я  по основной цели, а остальные батареи так: одна впереди - 200 метров, вторая - сзади 200 метров. А я, значит,  по основной. Они только начали вести огонь, и мы открыли сразу шесть снарядов каждое орудие беглый огонь. Можете представить себе? Дивизион сразу открыл огонь на поражение на три цели: одна точка, вторая точка и третья точка. Прекратилось. Я не мог заехать посмотреть, какой результат стрельбы получился. А командир дивизиона заехал туда, посмотрел, и потом мне и говорит: «Все шесть орудий 105-мм перевернуты кверху».

Read more...

Лоторейчик Михаил (Моисей) Исаевич

Author: Александра Орлова Published: 2012-12-11 06:54:07

[ ]У повара нашего был конь, звали его Ванька-Вредный. По паспорту – Вредный. Он оглох от бомбежек. Конь кухню возил. Красивый конь, как в кино. Мы его отдали повару. Артиллеристы глохнут. Повар тоже оглохший – бывший наводчик… Замечательный был наводчик. Повар спит, когда по дороге идем. Если препятствие, то Ванька его будит ударом копыта по тазу. Бачок под воду, бачок под второе, бачок под суп. Больше всего на переходе доставалось поварам, им и сварить нужно, где-то остановиться, чтобы воды набрать. Это Ванька-Вредный помогал, как собака идет. Ищет батарею.

Когда в окружение попали, побили всех лошадей, он остался один из четырех. Вытащил один орудие, его наградили. Орденоносец Ванька-Вредный. Когда выводка была, его орден отдельно несли на подушечке. А так, этот орден у него на налобнике нарисован был.

Read more...